Это – НЕ христианство! (Ч.19)

  • Просмотров: 319

Инославные движения (секты) или козлобратство обыкновенное

На начало царствования Николая I (1825-1855 гг. правл.) по официальным сведениям было 628 тыс. зарегистрированных раскольников; но эту цифру надо увеличить, по крайней мере, втрое или вчетверо, чтобы получить действительную цифру – около 2 млн. инославных. Рассмотрим кратко основные инославные движения, которые не принадлежали официальной церкви.

Поповцы стояли ближе всего к православной церкви – их догматика и культ близки к православию. Среди них были единоверцы, сохранившие свою обрядность, но подчинившиеся официальной церкви; и беглопоповцы, которые принимали к себе священников, переходивших из официальной церкви. Беспоповцы были наиболее радикальным течением в старообрядчестве. Они дальше других старообрядцев отошли от православия; отказались от священников, заменив их уставщиками. Ликвидировали ряд таинств – крещение, покаяние и причащение. В их учении были сильны эсхатологические настроения. Насаждали в своих рядах крайний аскетизм, требовали от своих членов полного разрыва с обществом и нетерпимого отношения ко всем инакомыслящим.

В отличие от рассмотренных выше старообрядцев появились совершенно новые общины, получившие название духовных христиан. Духовные христиане, выйдя из недр православия, далеко отошли от православных догм и культа официальной церкви. Для духовных христиан были характерны вера в воплощение Святого Духа в живых людей, отрицание роли духовенства как посредников между Богом и людьми, вера в возможность непосредственного общения с Богом. К духовным христианам относились хлысты, скопцы, духоборы, молокане.

Хлысты (христоверы) появились в XVII в. как одно из ответвлений беспоповщины. Основой вероучения хлыстов была возможность воплощения Бога в наиболее праведных людей, ставших «достойными сосудами». Во время своих собраний (радений) практиковали песнопение и кружение в религиозном танце (так называемое «хождение в духе»). Хлысты считали, что в таком состоянии происходит их общение со Святым Духом. Люди, наиболее легко и часто достигавшие «общения с Богом» почитались хлыстами в качестве «христов», «богородиц», «пророков». Библию изучали незначительно, толковали ее «духовно» (аллегорически), как и все духовные христиане. Основным авторитетом в вопросах веры считались проповеди «христов» и «пророков». Движение хлыстов имело множество ответвлений и различий: многие придерживались запретов вступать в брак, употреблять в пищу продукты животного происхождения. Сведения о «свальном грехе», якобы имевшем место у хлыстов, являются инсинуацией. Хлысты не запрещали себе посещать православные храмы.

Скопцы представляли собой христиан, отделившихся от хлыстов. Скопческие общины появились в XVIII в. Для борьбы с блудом основатели скопчества проповедовали кастрацию. Вероучение и обрядность скопцов сходны с хлыстовскими. Как и хлысты, скопцы посещали православные храмы; в то же время, в противоположность хлыстам, полностью отрицающим иконопочитание, скопцы почитали изображение своего «христа» - Селиванова, положившего начало этому движению. Скопческое учение имело очень большой успех не только среди простого народа, но и в купечестве, и в армии. Правительство Николая I объявило скопчество особо вредной сектой, и за оскопление была назначена каторга.

Духоборы стали появляться во второй половине XVIII в. в среде государственных крестьян Воронежской губернии. Последователи этого течения считают себя «борцами за дух»; они не признают духовенства, храмов, икон, таинств. Бог понимается как пребывающая в мире «премудрость», «благо», «любовь» (Троица) и в этом качестве присутствует в человеке. В Противоположность хлыстам, духоборы считают, что Дух Божий живет не только в руководителях, но и во всех верующих. Источником вероучения духоборцев является «Животная книга» (книга жизни); в книге содержатся предания, вопросы и ответы, псалмы, стихи и молитвы. Главенство общиной передается по наследству. Духоборы являются пацифистами. Они публично сжигали ружья, объявляя властям, что никогда не возьмут в свои руки оружия. Многие за это были наказаны. В силу этих обстоятельств в конце XIX века многие решили эмигрировать в Канаду.

Молокане получили свое название на основе евангельского текста: «Возлюбите чистое словесное молоко». Молокане вышли из духоборческой среды. Они признают Библию как единственный источник веры и руководства в жизни, однако толкуют ее во многом иносказательно. Молокане считают, что каждый верующий имеет право на самостоятельное толкование Библии. В 30-х годах XIX века возникли молокане – прыгуны; такое название они получили за дрожание рук, покачивание, подскакивание на месте во время молитвы и песнопений, что объяснялось ими, как «исполнение духом». Из всех духовных христиан молокане были ближе всего к евангельскому учению.

Субботники (не путать с адвентистами) появились в России в конце XVII в. Основу их вероучения составляет Ветхий Завет, по которому субботники приняли ряд иудейских обрядов, в частности обрезание и празднование субботы. Они не признают божественности И. Христа и Троицы.

Все вышеуказанные общины христиан жестоко преследовались за отказ принадлежности к государственному православию, получив «страшное» название секты. Простому русскому человеку это безобидное иностранное слово, означающее с латинского – «направление», «учение» или «направление в учении», представлялось наравне с понятием изверги, изуверы, предатели и прочее – богословский плюрализм не допускался. На протяжении более сотни лет этих простых верующих терроризировали самыми изощренными средствами. А когда «ненавистные сектанты» были вынуждены скрывать свое вероисповедание, тайно проводить свои собрания – их тут же наперебой стали обвинять (как некогда обвиняли первых христиан в Римской империи) в половых непристойностях, в человеческих жертвоприношениях, во враждебности государственному строю. Государственная церковь не думала, да и не могла поступать иначе, она рождала «Великого инквизитора», который в пылу плотской ревности скоро отступил от Христа и пристал к сатане. Как убийственно написал об этом Ф.М. Достоевский в своей «Легенде о Великом инквизиторе», где Инквизитор признается перед Христом: «И я ли скрою от Тебя тайну нашу? Может быть, Ты именно хочешь услышать ее из уст моих, слушай же: мы не с Тобой, а с ним, вот наша тайна! Мы давно уже не с Тобой, а с ним».

***

Миссионерская деятельность православной церкви

В XVIII-XIX веках Русской церковью велась большая миссионерская работа. После завоевания Казани (конец XVI в.) возникла необходимость обращения татар-мусульман в православную веру. Эта задача была возложена на митрополита Гермогена (будущего патриарха). Гермоген ревностно приступил к крещению казанцев. Крещеные инородцы только по имени считались христианами; они чуждались русских, водились со своими единоплеменниками, жили по-язычески, не крестили младенцев и не отпевали умерших, а при заключении браков справляли свадебные обряды по своим обычаям. Тогда митрополит собрал со всего Казанского уезда новокрещенных, населил ими особую слободу, устроил церковь и крепко наблюдал за тем, чтобы татары – христиане соблюдали православные обряды и посты. Непокорных сажали в тюрьму, держали в цепях и били.

В начале XVIII в. миссионерской деятельностью долгое время занимался митрополит Сибирский Филофей Лещинский. Насильственному крещению подвергались народы, живущие по рекам Оби и Енисею. Далее объектом христианизации стали якуты, народы Среднего Поволжья и Заволжья. Опорными пунктами миссионерской деятельности были монастыри, церкви, остроги и крепости. Успехи были очень большие: за сравнительно короткий срок иногда обращали в христианство десятки тысяч людей. Но это была внешняя сторона успеха. Действительные результаты благовестия были невелики по той причине, что подавляющая часть «обращенных» принимала новую веру фиктивно, уступая насилию (нередко и под воздействием военной силы). Часто иноверцев обращали в православие путем примитивной сделки: люди принимали новую веру за льготу в платеже оброка, иногда просто за холщовую рубаху, шапку, медный крест и т.п. Подобную раздачу «новокрещенным» санкционировал царский указ. Порой для повторного получения «подарков» одни и те же люди крестились по несколько раз, формально увеличивая тем самым общее число крещеных и способствуя славе миссионера.

В 1706 г. архиепископу Феофилакту Лопатинскому был дан наказ ехать в Западную Сибирь и силой истреблять там кумиров и кумирниц, а на их месте строить церкви, часовни, ставить иконы, давая льготы «новообращенным» по отбыванию государственных повинностей. При этом не обошлось без протестов коренного населения. Некоторые миссионеры, отличавшиеся жестокостью, погибли от руки мстителей за поруганную непрошеным вторжением древнюю веру.

В XIX в. успехи миссионерской работы церкви стали еще более значительными, так как переход в православие стал поощряться более значительными государственными льготами (наделением землей, освобождением от рекрутской повинности); Николай I даже установил финансовую помощь для каждого еврея, принявшего православие, в сумме 15-20 руб. (в те времена это была значительная сумма). Слухи об этих льготах вызвали в 1841 г. крупное крестьянское движение в Прибалтике. Крестьяне толпами приходили к православным священникам с заявлениями о переходе в православие («в государеву веру»), чтобы получить землю. Некоторые иерархи церкви не поддерживали подобные методы миссионерской работы; так, например, тобольский архиепископ Казанцев с горечью писал, что «новообращенные молятся идолам… не умеют изобразить на себе креста».

***

Козловы братья православные или козлобратство во всей красе

Однако мы не вправе считать, что в среде православной церкви перестала быть живая вера. Многие русские люди имели в своем сердце страх Божий, удалились от зла, творили добро, стремились достичь совершенства. Одним из таких христиан был Серафим Саровский (1759-1833), чей образ и доныне является добрым примером любви и благочестия. Он родился в г.Курске в семье благочестивого купца. При крещении ему нарекли имя Прохор. В раннем детстве Прохор со своей матерью, осматривая колокольню строящегося храма, упал с высоты и остался жив. Еще не один раз рука Божья сохранила его от смерти. Мальчик любил уединение, много читал. И когда Прохор, будучи отроком, заговорил о монастыре, мать не стала противиться и благословила его. Семнадцатилетний Прохор пришел к старцам Китаевской пустыни (под Киевом). Один из них благословил его и сказал: «Гряди, чадо Божие, и пробуди в Саровской обители. Место сие будет тебе во спасение. С помощью Божией там окончишь ты свое земное странствование. В Сарове Святой Дух, сокровище всех благих, управит дух твой во святыне.» Придя в Саровскую обитель под Нижним Новгородом, юный Прохор предался иноческим подвигам. Занимался духовным чтением, особенно Евангелия, Апостольских посланий, Псалтыря. Попросив благословения старцев, стал уходить на целый день в лес для молитвы. Когда Прохору исполнилось 28 лет, он принял постриг с новым именем Серафим. Через год после пострига Серафиму во время богослужения было первое небесное видение – он увидел Спасителя в славе. На своем 35-м году жизни сподвижник ушел в скит. Только один раз в неделю Серафим приходил в монастырь за хлебом. Но вскоре стал питаться только овощами со своего огорода. В это время люди видели его только случайно на дороге. Лишь один медведь приходил к его жилищу, которого отшельник кормил из своих рук. Но однажды к нему пришли трое грабителей из крестьян, поверив слуху, что у монаха-отшельника есть деньги. Они ударили старца обухом топора по голове – изо рта и ушей хлынула кровь, монах упал замертво. Избив Серафима ногами, они связали его. Затем, пошарив в скромном жилище, нашли только икону да несколько картофелин и считая старца умершим, удалились. Бог вновь не оставил своего раба. Серафим чудом смог развязать веревки и дойти до монастыря. При осмотре оказалось, что голова у терпимца пробита, ребра переломлены, по всему телу раны. Во время сна Серафим видел видение и, проснувшись, отказался от лечения. Через полгода он снова ушел в скит. Вскоре были найдены грабители – ими оказались крестьяне местного помещика. Помещик хотел наказать их кнутом (их бы забили насмерть), но Серафим послал сказать помещику, что он прощает своих мучителей и просит не наказывать их. В противном случае он уйдет из этого места. Помещик сильно испугался, ибо народ возненавидел бы его, и отпустил преступников. Те после сего, придя к старцу, просили у него прощения и благодарили его. После сих происшествий Серафим пребывал 10 лет в молчании. И по окончании возвратился в монастырь. Здесь он стал служить спасению душ, искавших живого благодатного слова. Приходили к нему тысячи людей. Старец встречал их низким поклоном и целованием, приветствовал возгласом: «Радость моя!» Он утешал людей в их скорбях, любил рассказывать о Сергии Радонежском, считая жизнь его правилом на пути к спасению. Многих больных он исцелил, другим предвозвестил будущее для избавления от опасностей. Один инок задал Серафиму вопрос: «Почему, батюшка, не имеем мы такой строгой жизни, какую вели древние подвижники благочестия?» «Потому, - отвечал старец, - что не имеем решимости. Мы должны иметь решимость, как отцы, потому что благодать и помощь Божия к верным и всем сердцем ищущим Господа. Ибо, по Слову Божию «Иисус Христос вчера и ныне один и тот же». Добрый старец и горячий молитвенник отошел в вечность, молясь на коленях.

***

Крымская война

Царствование Николая I было самым безрадостным с момента Смутного времени. По мнению императора, государством могли управлять лишь одни чиновники, а народу нужно давать как можно меньше свободы.

Самой больной и злободневной проблемой оставалось крепостное право. Николай I видел необходимость отмены крепостного права, но идти на реформы против воли помещиков и дворян не захотел. Народ стонал под игом помещичьей власти, с отчаяния крестьяне поднимали бунты и убивали господ.

Также было среди крепостных из-за жестокости господ много самоубийств. Поэтому, чтобы крепостные «не дурили» так сказать, помещики ревностно смотрели за их посещением церквей – Русь-то называлась – святая! А для научения правильно славить Бога были у господ и свои меры: за непосещение храма в праздник без уважительной причины на крепостного налагался денежный штраф в пользу церкви; если крепостной уклонялся от причащения, то ему назначали 5 тысяч розг.

С амвонов церквей звучали призывы и увещевания: «рабы, во всем повинуйтесь господам вашим… в простоте сердца, боясь Бога». Но никогда не звучало слово такого содержания, как: «послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас».

Число крестьянских бунтов в царствование Николая I возросло до 100 случаев в год. Но случилась знаменитая Крымская война и разрешила многие наболевшие вопросы, раскрыла, где правда и где ложь.

Ближайший повод для начала Крымской войны заключался в ссоре между греческими православными монахами и французскими монахами католиками, жившими в Иерусалиме (1853 г.). Николай I отправил в Константинополь своего посла с требованием, чтобы турецкое правительство признало преимущественные права на иерусалимские святыни за православным духовенством, в противном же случае грозил войной. Султан счел за лучшее послушаться английского и французского послов и отказал России в ее требованиях. Началась война с Турцией, Англией и Францией. Во всех российских церквях служились молебны о даровании армии справедливой победы. Русский народ был преисполнен самодовольства и думал, что шапками закидает врага – ведь на армию тратилось до половины всех государственных расходов. И вдруг полное поражение. Оказалось, что нас победили не неприятельские пушки и штыки, а неприятельское искусство, образованность и честность. Дорого поплатилась страна за то рабство, в котором тридцать лет держал ее император Николай I.

Крымская война дала суровый урок русскому народу. Все поняли суд истории; всем стало ясно, что страна не может благоденствовать, если народ не имеет свободы, если он невежествен, если везде полновластно царит чиновник, на которого нет суда и управы. Севастополь должен был пасть, писал И.С. Аксаков, «чтобы явилось в нем дело Божие, то есть обличение всей гнили российской системы». Самолюбивый монарх Николай I отравился, передав престол своему сыну Александру, которому суждено было стать Освободителем. Русский народ ожидал свободы от крепостного права, Церковь ожидала свободы от фарисейского права.

 

По этой же теме:

Метки отображают тему полнее:


Рассуждение твоё да будет с разумными,

и всякая беседа твоя — в законе Вышнего.

(Сирах.10:20)



Прежде, нежели начнёшь говорить, обдумывай.

(Сирах.19:19)


Добавить комментарий


Вверх

© 2012 - 2020 За станом...
"Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание; ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего"
(Евр.13:13,14)