Это – НЕ христианство! (Ч.18)

  • Просмотров: 375

Церковь Московского государства

Тяжелое время досталось царю Михаилу Романову (1613 – 1645). Государство было разорено, города обезлюдели; не было ни казны, ни войска. Юный царь Михаил, человек кроткого характера и мягкосердечный, был самодержцем только по имени. Окружавшие его бояре позволяли себе всякие своевольства. Все управление государством зависело от них. Но с возвращением патриарха Филарета в Москву положение новой династии сразу укрепилось. Глава церкви взял всю власть в свои руки. Он имел очень большое влияние не только на церковные, но и на светские дела. Без его воли ничего не решалось и ничего не совершалось. Иностранные послы являлись к нему как к государю.

Одним словом всё тоже…

Смешавшись в кучу кони, люди, князья, бояре, храмы, мощи, царь-государь, соборы, лавры, язычество и колокольни, иконы, скиты, панихиды, монахи, пьянства, содомии, убийства, ложь и литургии…

Как сказал пророк Исаия: злодеи злодействуют, и злодействуют злодеи злодейски. (Ис.24:16)

Блудница блудит, и блудит блудница блудодейски…

Несмотря на запустение русской земли, высшее духовенство роскошествовало. Но особенной роскошью и блеском был окружен патриарх. Дворец патриарха сооружался при даровой работе крестьян и даровом лесе. У патриарха были свой золотых дел мастер, свои портные, кузнецы, каменщики, столяры, живописцы и всякие другие ремесленники; на патриарших землях трудились десятки тысяч крестьян. Высшие церковные власти и монастыри имели право заниматься торговлей и промыслами, некоторые из них получали льготные жалованные грамоты на беспошлинную торговлю. Монастыри, как и высшие иерархи Русской церкви, владели громадными землями и получали очень большие доходы от торговли и промыслов. Доходы Троице-Сергиевой лавры составляли третью часть всей царской казны. Церковь, владея большим государственным имуществом и обширными землями, должна была помогать государству деньгами и людьми во время войн. Даже небольшие монастыри, и те обязаны были посылать на войну хоть одного всадника, снабдив его оружием, одеждой и продовольствием. Патриарх высылал на поле битвы до 10 тыс. конных воинов.

И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает, товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора, корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец, и коней и колесниц, и тел и душ человеческих. (Откр.18:11-13)

В 1645 г. произошло важное политическое событие: воссоединение Украины и России. И хотя в политическом союзе Украина и Россия стали одним государством, Киевская митрополия осталась под опекой Константинопольского патриарха, под юрисдикцию которого она перешла в XIV веке. Украинская церковь желала сохранить свою самостоятельность, и ей это удавалось некоторое время. И только лишь в 1685 г. Киевская митрополия была передана в ведение Московского патриарха, с условием сохранения ее целостности. Московский патриарх дал согласие, но после грубо нарушил свое обещание, изъяв из ведения Киевского митрополита и подчинив своей прямой власти ряд крупнейших монастырей, в том числе Киево-Печерский. Автономия Украинской церкви не состоялась. Причиной такого решения было стремление соблюсти строгость церковной политики к инославию. Дело в том, что украинское духовенство, пребывая в контактах с греками и поляками, имело хорошее образование и более передовые взгляды по богословским и церковным вопросам. Скрытая неприязнь между московскими и киевскими иерархами сохранилась на протяжении веков. Поэтому после развала СССР часть украинского духовенства сразу же сделало заявление об отделении от Русской Православной церкви, образовавшись в Украинскую Православную церковь.

В 1648 г. царь на общей Думе с патриархом, боярами и другими думными людьми постановил за богохульство казнить огнем; за бесчинство в церкви тоже полагалась смерть. Хотя сожжение на деле уже употреблялось против богохульников и еретиков и в Новгороде, и в Москве, но в законы это до 1648 г. не вносилось. Этим постановлением хотели предупредить проникновение идей Реформации с Запада.

Церковь времен Петра I

Священники массами лишались сана, наказывались батогами и отдавались в солдаты. Страдали даже некоторые епископы, настроение которых выразил Тверской архиепископ Феофилакт Лопатинский словами: «Спать не могу, во сне пугаюсь и наяву всегда боюсь».

Издаётся Регламент, который предписывал не оказывать епископам особых почестей: не водить их под руки, если они здоровы, и не кланяться им в землю «чтобы укротить вельми жестокую епископов славу».

В отношении монашества Регламент ужесточал законодательные акты ограничительного характера, которые были приняты раньше. Теперь запрещалось принимать в монахи людей моложе 30 лет, военных без разрешения начальства, женатого от живой жены, сыновей без разрешения родителей, детей по родительскому обету, неоплатных должников, которые убегают от суда. Ограничения вводились для пострижения богатых людей, делавших при этом монастырю вклады (деньги, драгоценности), чтобы «они не входили в монастырь, как в свою вотчину». Ранее такие богачи имели богатые и просторные кельи, серебряную и золотую посуду, спали на перинах, им прислуживали слуги и холопы.

Духовный регламент предписывал Синоду рассматривать и запрещать всякие суеверия: «непотребных церемоний, сумнительных мощей святых и нерукотворных икон». Регламент предлагал «смотреть истории святых, не суть ли некие из них ложно вымышленные, сказывающие чего не было». То же самое говорилось и об историях нахождения «нерукотворных» икон, множившихся, как грибы после дождя. И такие «бездельные и смеху достойные» повести предписывалось «обличать и запрещению предать со объявлением лжи в них присутствующей».

За два десятилетия петровских преобразований от огромной власти Русской церкви не осталось и следа – дорого досталась духовенству попытка патриарха Никона поставить свой престол выше царского. Петровский Духовный регламент привел к началу глубокого кризиса Русской православной церкви. Церковь все более слабела, множились неправославные секты и движения.

Во время царствования Елизаветы Петровны (1741-1761 гг. правл.) для духовенства блеснул было луч надежды на возврат к «добрым» старым временам: императрица отменила некоторые ограничения церковных свобод, возвратила льготы монастырям, сама ходила пешком в Троицко-Сергиевский монастырь на богомолье. Елизавета издала ряд законов, направленных на пресечение инославия: сносились армянские храмы и мусульманские мечети, притеснялись протестанты, изгонялись евреи. По указу Елизаветы в 1755 г. была издана тщательно исправленная Библия («Елизаветинская»), текст которой был сверен с древним греческим переводом – Септуагинтой. Елизаветинская Библия, почти без изменений, и до настоящего времени используется в богослужениях Русской православной церкви. Но растущее дворянство требовало земель и холопов, а церковь пока обладала и тем и другим в большом количестве – 950 тыс. крепостных работали на русское духовенство. Не иметь этого богатства, светская власть более не могла.

Первая проба секуляризации (передача церковной собственности в светское владение) была произведена в 1762 г. Петром III. Он вообще не стеснялся с церковью: издал приказ об удалении из церквей всех икон, кроме И. Христа и Богородицы, предписал всем священникам обрить бороды и носить штатское платье. Император учредил в Москве новую коллегию экономии для управления церковным имуществом, а в церковные вотчины назначил офицеров. Назначенные офицеры тут же приступили к личному обогащению; по выражению рязанского митрополита Арсения Мацеевича «они готовы были Спаса и Богородицу ободрать». Вскоре жена Петра III, устроив заговор, спихнула своего супруга с престола. Екатерина II (1729-1796 гг. правл.) ловко воспользовалась недовольством церковных кругов. В своем манифесте о вступлении на престол она мотивировала переворот необходимостью спасти государство, церковь и православную веру от разрушения и поругания, а меры Петра III объявила необдуманными. По всем церквям прошли благодарственные молебны за здравие случившейся императрицы.

Но в екатерининском заговоре основной силой были дворяне, а им нужны были земли, много земель и притом с крестьянами. Поэтому спустя всего лишь один год «защитница церкви от поругания и разрушения» пригласила на заседание Синода архиереев, где они услышали совершенно иную речь. «Существенная ваша обязанность состоит в управлении церквями, в совершении таинств, в проповедовании слова Божия, в защищении веры, в молитвах и воздержании…. Вы преемники апостолов, которым повелел Бог внушать людям презрение к богатствам, и которые были очень бедны. Царство их было не от мира сего: вы меня понимаете? Я слышала истину эту из уст ваших. Как можете вы, как дерзаете, не нарушая должности звания своего и не терзаясь в совести, обладать бесчисленными богатствами, имея беспредельные владения, которые делают вас в могуществе равным царям? Вы просвещены, вы не можете не видеть, что все сии имения похищены у государства (!). Если вы повинуетесь законам, если вы вернейшие мои подданные, то не умедлите возвратить государству все то, чем вы несправедливым образом обладаете». Наместники Иисуса Христа на земле молчали. Голос протеста подал только митрополит Ростовский Арсений Мацеевич. В своем послании Синоду Мацеевич написал, что российское правительство поступило хуже турок и татар. Голову отсечь Арсению императрица не решилась, но вместо ссылки в отдаленный монастырь заточила несчастного митрополита в Ревельскую крепость.

Правительство все чаще и чаще стало облагать подушным налогом церковников с их детьми или отдавать в солдаты. Безработные и беглые священники странствовали в поисках заработка; большое количество их скапливалось в Москве. Полицейские меры борьбы с «волочащимися попами» не приводили к прочным результатам. Перепись приходского духовенства в 1769 г. выявила 13 тыс. лишних священников и диаконов. Органы Московского церковного управления доносили в Синод о том, что нанимающиеся на Крестце священники своих домов в городе не имели, усердно посещали казенные питейные дома и харчевни, заводили на улицах драки и недостойно вели себя во время найма.

Нищета и забитость духовенства приводила его в ряды крестьянских восстаний. История пугачевского бунта это явственно показала. Многие духовники призывали свои паствы не принимать сторону Пугачева, собирая сведения о настроениях среди прихожан. С такими служителями пугачевцы расправлялись очень жестоко – было повешено 237 священников с их женами. Но к великому удивлению светских и духовных властей, на стороне восставших оказалось немалое число того же духовенства. Один священник принимал участие в организации побега Пугачева из казанской тюрьмы, другой – редактировал грамоту о признании Пугачева царем («Петром III») и о подданстве ему. Нередки были случаи, когда священники во главе прихожан встречали пугачевцев с крестом, хлебом и солью. В Самаре и Саратове попы приводили обывателей к присяге «Петру III» и служили молебны о его здравии и о победе его воинства.

Правительство и Синод вскоре стали понимать, что для политической стабильности в государстве необходимо оказать помощь церкви. И она неминуемо последовала при императоре Павле (1796-1801гг. правления). Павел значительно увеличил земельные наделы монастырей и архиерейских домов. Жалованье священников было увеличено более чем вдвое. Увеличивалось финансирование духовных учебных заведений. Указами правительства священники освобождались от телесного наказания. Священникам предписывалось в быту не смешивать себя с «простонародьем» и вести знакомство лишь с людьми знатными и богатыми. Для священников были введены специальные знаки отличия: большой нагрудный крест на цепи и фиолетовые камилавки (головной убор в виде цилиндра). Император Павел ввел награждение духовенства светскими орденами.

После указанных выше привилегий духовенство вновь вернулось в чтимое сословие и верно служило укреплению императорской власти. Но, укрепляя авторитет церкви, Павел преследовал всего лишь одну цепь – повиновение крепостных своим господам. Он очень боялся проникновения в Россию всего иностранного, и в этом страхе православие было верным ему союзником. Павел хотел искоренить даже некоторые иностранные слова из русской речи: например, слова «гражданин», «общество» были строго запрещены. Государь говорил, что не хочет иметь у себя граждан – у него есть только верноподданные. Он очень боялся, что мысли о равенстве людей, о свободе перейдут к нам из-за границы, и потому были запрещены иностранные книги, все частные типографии закрыты; запрещено было даже ездить за границу. Суровые меры императора не могли нравиться дворянству, поэтому в одну из мартовских ночей 1801 г. Павла не стало – его убили заговорщики.

Начало XIX в. ознаменовалось вступлением на престол Александра I (1801-1825 гг. правления). И в 1812 г. грянула война. Во всех церквях служили молебны о победе над Наполеоном. Церковь играла важную роль в подъеме патриотического чувства народа; русская армия шла в бой с возгласом «За веру, царя и отечество». Духовенство участвовало в организации сбора пожертвований на нужды армии, в организации медико-санитарной службы, помощи инвалидам, беженцам. Авторитет церкви был очень высок в это время!

Прибывшие из заграничного похода русские дворяне стали убеждать императора в необходимости просвещения народа. И в 1814 г. было основано Российское библейское общество, которому Александр I повелел «доставить и россиянам способ читать Слово Божие на природном своем российском языке». Был поставлен вопрос о русском переводе Библии, руководство которым было поручено Петербургской духовной академии. В 1822 г. впервые был полностью напечатан Новый Завет. Затем стали переводить и печатать книги Ветхого Завета; делались переводы и на языки других народов России.

Многие иерархи церкви отрицательно относились к деятельности Библейского общества. Они считали, что Библия должна находиться исключительно в руках духовенства и что не следует давать возможность народу читать ее самостоятельно. В 1824 г. с-петербургский митрополит Серафим просит царя запретить Библейское общество, но попытка оказалась неудачной. Тогда он заручается поддержкой любимца императора – Аракчеева. Аракчеев сблизил Александра I с монахом Фотием, который стал внушать императору, что кто увлекается наукой, тот изменяет православию. И 1826 г. Библейское общество было закрыто. Оставшийся отпечатанный тираж Нового Завета был сожжен на кирпичных заводах Санкт-Петербурга по распоряжению Св.Синода. Библейское общество успело распространить около миллиона экземпляров книг Священного Писания на 26-ти языках народов России.

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

По этой же теме:

Метки отображают тему полнее:


Рассуждение твоё да будет с разумными,

и всякая беседа твоя — в законе Вышнего.

(Сирах.10:20)



Прежде, нежели начнёшь говорить, обдумывай.

(Сирах.19:19)


Добавить комментарий


Вверх

© 2012 - 2020 За станом...
"Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание; ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего"
(Евр.13:13,14)