Это – НЕ христианство! (Ч.16)

  • Просмотров: 380

Церковь Киевской Руси

В канун первого тысячелетия от Р.Х. образовывалось христианство на Руси. К этому времени в христианском мире уже отшумели Вселенские Соборы, а принятые соборно-церковные установления утвердили множество преданий. Поклонение Богу теперь происходит только через почитание икон. Установленные образцы молитв к святым угодникам «гарантируют» исполнение просьб свыше. Церковный круг праздников и священных событий отдалил слово живого Евангелия от приходящих в храмы. Через земные богатства церковная иерархия причудливо соединилась со светской властью, что послужило причиной забвения духовного попечительства в церквях. Наметилась горькая трещина разделения на православных и католиков. Именно такого устроения христианство стало утверждаться на русской земле.

Во главе Русской церкви стоял митрополит, который присылался из Константинополя. Священники первоначально тоже были греками, но впоследствии сложилось свое русское духовенство. Причиной поставления греческих митрополитов было желание Византии контролировать церковную и княжескую власть на Руси. Русская церковь всегда желала избавиться от греческой опеки, ибо значительная часть церковного дохода отправлялась Константинопольскому патриарху.

Храмы и соборы строятся в основном на средства князей и бояр. В каждом княжестве имеется особый храм, который считается заступнической силой. Кроме того каменные церкви были единственным безопасным местом от пожара и разграбления. По этой причине в церковных подвалах, в особых ларях, хранились ценные бумаги и торговые книги, фамильные драгоценности многих богатых людей. Это придавало большой вес власти настоятелю храма. Например, Новгородский архиепископ назывался владыкой, был главным лицом в городе, избирался городским вече, а митрополит только посвящал владыку в сан.

По летописному рассказу на кн. Владимира сильно подействовала картина иконы «Страшный суд». Увидав, как праведники идут в веселии в рай, а грешники – в муку, князь, вздохнув, сказал:: «Хорошо тем, кто направо, но горе этим – налево». Поэтому многие из уверовавших считали, что нужны были особые меры для спасения своей души и душ своих близких. Христиане заказывали церквям поминальные службы за упокой своих усопших, а князь Ярослав Мудрый велел отрыть из могилы кости кн. Олега и Ярополка, умерших язычниками, окрестить их останки и снова зарыть в киевской церкви Пресвятой Богородицы.

Чтобы вернее застраховать себя от адских мучений, некоторые посвящали всю жизнь заботам о спасении своей души. Они селились при церквях в особых небольших кельях, отказывались от всех мирских дел, предавались посту и молитве, старались изнурять свою плоть. Еще до Владимира слободы таких келий выросли при церквях. После Крещения Руси эти слободы объединились в монастыри. Обыкновенно князья и другие богатые люди строили монастырь и селили туда монахов из прежних слобод. При этом делали монастырям большие вклады деньгами, драгоценностями или съестными припасами для прокормления. Монахи должны были взамен творить молитвы за помин души жертвователей. Таким образом, считалось, что монахи спасали и свои души, и чужие. Некоторые монахи, видя суету жизни в таких монастырях, уходили отшельниками в глухие места. Но вскоре становились известны людям, место их скита оживлялось. Далее подобный монастырь тоже получал большие вклады и быстро богател. Самым крупным из монастырей был Киево-Печерский, возникший в XI в. Он был основан не на золото или серебро, но трудами самих монахов. Первым игуменом монастыря сделался Феодосий. Он был сыном знатных родителей из Курска. Его мать хотела, чтобы Феодосий стал дружинником. Но тот с детства мечтал о служении Богу и постригся в монахи. Мать силой пыталась вернуть сына к мирской жизни, но смирилась с его призванием и тоже стала монахиней. Возглавив монастырь, Феодосий ввел суровый монашеский устав с обязательным трудом. Русские монахи были в сношениях с монахами греческих монастырей. От греков они узнали о многих монашеских подвигах. Поэтому и на русской земле от начала появились ревнители стесненной жизни. Далеко кругом славились подвиги печерских иноков. Одни из них были крепкие постники, другие подвизались в бдении, иные на земных поклонах; иные ели хлеб с водою, иные одну вареную или одну сырую зелень. Другие затворяли себя в пещерах на несколько лет; закапывали себя по грудь в землю на время Великого поста. Сам Феодосий ел один сухой хлеб и щи без масла, никогда не мыл тела, кроме лица и рук; одежду носил в заплатах, в знойные ночи выходил обнаженный на болото – комары мириадами впивались в его тело, а он спокойно прял волну и целую ночь пел псалтырь. Прославившись, Киево-Печерский монастырь стал получать большие вклады. Печерскому монастырю жертвовали охотно, особенно много земель. Прошло время, и вот уже известный монастырь никого не принимает в монахи без вклада.

Церковь на Руси приобрела большую силу, но язычество не сдавалось. Народ крестился, однако сохранял языческие привычки. Таким образом, создалось устойчивое двоеверие, которое сохранилось до наших дней. Священники того времени жаловались, что языческие игрища «всегда полны людей, а церкви стоят пусты». Многие заглядывали в церковь раза два-три в год или совсем не заглядывали, на исповедь ходили редко или только перед самой смертью. А кто ходил к церковной службе, то после молитвы в христианском храме шел в свою священную дубраву, у озера, к старому дубу, где «жили» старые боги, и там творил другую молитву. От христианских священников и монахов при встрече с ними убегали, считая такую встречу зловещей. «По имени называемся христианами, – восклицал с возмущением современник, - а живем по-поганому, как язычники!»

Церковь всеми способами боролась с этими остатками язычества. Но вера старых богов слишком прочно укоренилась в умах людей. Обращенные в христианство никак не могли отвыкнуть от мысли, что в лесу хозяйничает леший, а в воде – водяной. В умах русичей происходила борьба языческих богов с христианскими богами, которых они видели на иконах в храмах: Божью Матерь, угодников, ангелов, Спасителя и апостолов. Конечно, они видели, что христианские боги красивее изображены, одеты в золото и самоцветы. Но они также «не говорят, не видят, не слышат, не обоняют, не осязают, не ходят, и они не издают голоса гортанью своею.»

Знающие христианские пастыри понимали, что под видом идолов злые духи – бесы ведут борьбу с христианством. Но не могло пришедшее христианство противостоять в силе язычеству, так как оно само уже далеко уклонилось от евангельского учения. Поэтому и произошел синкретизм (греч. объединение) христианства и язычества. Бог Перун слился с Ильей пророком, бог Велес – со святым Василием, победитель тьмы – бог Хорс стал Георгием Победоносцем, поразившим дракона. Сохранились языческие культы и праздники; их приурочили к христианскому календарю. Культ «навьев» стал родительской субботой, тризны по покойникам – пасхальными посещениями кладбищ; праздник Купалы – Троицей, колядки – рождественскими святками, праздники Масленица и Красная Горка стали началом и концом Великого поста, и, наконец, воинство русское стало «святым воинством Христовым».

Но все же церковь росла и крепла на русской земле. В XII – XIII вв. духовенство церкви в общественном строе Киевской Руси занимало видное место и делилось на черное и белое духовенство. К черному духовенству относились монахи, из числа которых поставлялись епископы и архиепископы через посвящение митрополитом, местопребывание которого было в Киевской Софии. К белому духовенству относились приходские священники, которые посвящались епископом. Белое духовенство вступало в брак, черное духовенство (митрополит, епископы, монахи) пребывало в безбрачии. Священник стоял во главе прихода, епископ – во главе епархии; во главе всей церкви стоял митрополит.

В качестве дохода белого духовенства была плата за совершение церковных таинств и обрядов: крещение, причастие умирающих (соборование), венчание, погребение, поминование усопших, освящение домов и построек. Доходы белого духовенства были малы в сравнении с доходами черного духовенства. Епископы получали десятину от всех княжеских доходов: даней. вир и других; кроме того, они брали оброк с приходского духовенства и взыскивали особую плату за поставление в священники – это называется симонией (по имени Симона – волхва из книги «Деяния Апостолов», который принес деньги за возможность священнодействовать). Еще епископы, как и монастыри, приобретали земли, часто с селами и крестьянами, в качестве пожертвований от богатых людей. На свитках земельных актов таких даров изображались Христос, Богородица, Апостолы. Это придавало священность церковным владениям и означало, что земли принадлежат не монастырю или епархии, а Пречистой Богородице, Святой Троице и т.п. Так епископы и монастыри становились крупными землевладельцами. В архиерейских и монастырских селах холопы пасли стада и пахали землю. Свободные крестьяне – смерды не получали тех барышей, какие имели бояре и духовенство. Многие из них разорялись, и им приходилось идти в наймиты. В голодные года, когда смердам приходилось особенно трудно, родители, которым нечем было кормить своих детей, продавали их в рабство. Шло время, и земные интересы духовенства все более и более переплетались с интересами князей и бояр, все менее и менее становилась возможность у Христовых пастырей сказать смерду или холопу «друг» или «брат».

Князья – христиане не слушались своих пастырей. Бывало так, что на княжеском съезде достигалось согласие и в присутствии митрополита и епископов князья целовали крест, клялись не нарушать мир. Но, прибыв к своим дружинам, снова и снова становились клятвопреступниками: убивали своих братьев-соперников, штурмом брали города друг у друга; жгли, грабили, резали, насиловали жен, оскверняли храмы. Приходское духовенство мало-помалу было втянуто в княжеские раздоры, ибо каждое удельное княжество имело свой храм-святыню, в котором перед битвой молились Богу о ниспослании победы. При этом молились обе стороны – и нападающая, и обороняющаяся. Митрополиты, не выдержав коварства и лицемерия князей, часто покидали Русь. Но никогда, за всю христианскую историю Киевской Руси, ни один вероломный князь не был отлучен от церкви.

Летопись сохранила для нас одно печальное событие. Князь Юрий Долгорукий, сын Мономаха, убил боярина Кучку, чтобы завладеть его женой. Дочь убитого выдал замуж за своего сына, будущего князя Андрея Боголюбского. На месте захваченного имения Кучки построил город Москву. Княжение Андрея Боголюбского было отмечено перенесением столицы Руси на север в город Владимир. Митрополит Русской церкви оставался же по-прежнему в Киеве. Тогда кн. Андрей приступил к строительству множества церквей и монастырей, создал культ чудотворной иконы Божьей Матери Владимирской, сделал попытку получить и святого во Владимиро-Суздальской земле – епископа Леонтия, но добиться его канонизации не удалось. Все это делал Андрей для успешного прошения у Константинопольского патриарха создать во Владимире вторую митрополию, чтобы противостоять Киевскому и Новгородскому княжествам. Был получен отказ, его кандидата посвятили только в сан епископа.

Не добившись усиления церковной власти своего княжества мирным путем, Андрей Боголюбский выступил войной на Новгород и Киев. Страшно опустошив окрестности Новгорода, рать Андрея должна была отступить без успеха. Новгород выстоял, но из-за опустошения начался голод. В войне же с Киевом Андрей добился победы. Впервые в истории (1171г.) Киев был взят на щит: два дня воины Боголюбского грабили город, не было никому и ничему помилования. Церкви жгли, жителей – одних били, других вязали, жен разлучали с мужьями и вели в плен, церкви все были пограблены – иконы и другая утварь были отправлены во владимирские храмы. Союзные Андрею половцы зажгли было Печерский монастырь, но монахам удалось потушить пожар. Летописец пишет, что на всех людях были стон и тоска, печаль неутешная и слезы непрестанные. Великий князь достиг своей цели. Древний Киев потерял свое вековое старейшинство. Некогда город богатый, заслуживший от посещавших его иностранцев название второго Константинополя, был ограблен, сожжен, лишен значительного числа жителей, перебитых или отведенных в неволю, поруган и посрамлен. Много зла сделали православные владимиро-суздальцы православным киевлянам.

Летописец отмечает, что Андрей Боголюбский был очень набожен, и его часто можно было видеть в храме на молитве со слезами умиления на глазах. Нередко по ночам он входил в церковь, сам зажигал свечи и долго молился перед образами. Андрей построил себе селение с красивым храмовым ансамблем, назвав его Боголюбово. Однако в остальном Боголюбский оставался суровым и своевольным хозяином, мало отличавшимся от других князей. За свой деспотизм кн. Андрей был убит своими близкими людьми.

Шло время, но «святая» Русь не собиралась покаяться в своем братоубийстве. В 1223 г. Русь впервые услышала о татарах. Казалось, сама природа предчувствовала нечто страшное. На западе появилась гигантская комета с хвостом, обращенным к юго-востоку, и этот хвост напоминал копье. Летом случилась необычная засуха, от жары загорались торфяники. Дым шел от болот и закрывал солнце. Многие птицы, задыхаясь, падали на землю. В 1237 г. Батый с несметною ордою подошел к пределам Руси. Несмотря на отчаянное сопротивление, русские города падали один за другим. Во всех храмах возносились моления к Богу, но завоеватели были непобедимы. Русь сопротивлялась с крайним упорством и потому была опустошена до последней степени. Завоеватели должны были брать города приступом, и жители их погибали в отчаянной борьбе.

При взятии Рязани хан Батый, узнав о красоте княжны Евпраксии, пожелал взять ее себе. Но Евпраксия с сыном Иваном выбросилась из терема – быть наложницей хана она не захотела. В городе Козельске была такая резня, что кровь текла ручьем по улицам и малолетний князь Василий захлебнулся кровью. Когда начался приступ г. Владимира, множество людей собрались в соборе Богоматери и приняли монашеский постриг. Татары подожгли собор. Все, кто находился там, сгорели заживо.

Только в Новгород, Смоленск и белорусские княжества не заходили татары по причине лесов и болот. В остальной Руси едва ли осталась в живых десятая часть жителей. Ужасное зрелище представляла русская земля после монголо-татарского погрома: груды обгоревших развалин вместо городов и сел, белеющие кости не погребенных людей, поля, заросшие сорной травой. Редкая мать, оставшаяся в живых, не оплакивала участи своих детей, – или погибших в бою, или замученных, или уведенных в тяжелую неволю. Успевшие скрыться от свирепости врагов, хотя и возвращались на родные пепелища, но что была им за жизнь, когда приходилось быть постоянно в страхе, чтобы не попасть в руки врагов?! Живые завидовали спокойствию мертвых.

Так произошло покорение Руси монголо-татарами. Из свободной страны она стала улусом ордынского хана. Все русские люди от князя до простого работника, от епископа до простого монаха стали его рабами.

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

По этой же теме:

Метки отображают тему полнее:


Рассуждение твоё да будет с разумными,

и всякая беседа твоя — в законе Вышнего.

(Сирах.10:20)



Прежде, нежели начнёшь говорить, обдумывай.

(Сирах.19:19)


Добавить комментарий


Вверх

© 2012 - 2020 За станом...
"Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание; ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего"
(Евр.13:13,14)